KOMA.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KOMA. » Остановись мгновенье - ты нормально! » Аранелль, Михаил [#1]


Аранелль, Михаил [#1]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата: 26 августа 199 г.
Место: город-крепость Альтгара

Улочки города-крепости как всегда были широки от всей русской души и под хорошим наклоном. Беда, когда в этой местности проходит дождь, а того и хуже - ливень. Вчерашний день выдался не самым лучшим, пасмурным и, конечно же, прошёл дождь. Сегодня небо всё ещё затянуто тёмными облаками, но дождя не предвидится, как надеются синоптики этого региона, иначе ничем не вымощенные улицы просто размоет.
По одной из таких улиц, где земля ещё не успела высохнуть и находится в состоянии жидкой "каши", шёл небезызвестный бывший акр Мили - Михаил. Пусть его не все знали в лицо, но по поведению жители города довольно легко видят в нём его знаменитую сторону, однако автографы брать не кидаются. Люди нынче ходят по улицам подавленные, глядя на мужчину исподлобья.
Михаил знал, к кому идёт - к своему старому доброму другу, бывшему фарлонгу, который теперь занимается скупкой "странных" вещичек, что не пригодились или показались не стоящими побрякушками их первым хозяевам. Чейз, так звали этого парня, был тоже в своём роде гением, его Тень от него недалеко ушла, - парень легко определял насколько ценна вещь на самом деле и мгновенно прикидывал, куда её можно будет выгодно продать (он имел обширный список богатеньких коллекционеров). Михаил направлялся к нему с целью получить информацию о неком Вивальде Платочкине, который, по слухам, имел у себя в коллекции древнюю карту Диких Земель ещё до начала летоисчисления. Всё бы ничего, если бы Михаилу так не везло с новыми Душами: сзади мужчины, в паре метров, послышался вялый всплеск, а после и стон от боли - новоиспечённая Душа умудрилась упасть в глубокую грязевую лужу и удариться всей спиной. Да уж, явно несладкое приземление.

0

2

Хмурый день, небо похоже на старый бумажный лист, на котором выцвели размытые чернила, люди подозрительны, косятся на тебя, словно на прокаженного того гляди отшатнутся да перекрестятся, отгоняя беду. Хотя, ничего странного в таком поведении не было, радоваться действительно нечему, правда мужчина, шедший по улице, выглядел весьма счастливо, тихо улыбался собственным веселым мыслям, некоторым очевидцам даже казалось, что он идет пританцовывая. Михаил действительно, вопреки угнетенности, которой из внешнего мира удалось проникнуть и в его внутренний, двигался живехонько, как если бы за ним бежал мальчишка и подгонял, со свистом рассекая воздух прутиком. Однако, мысли его не были такими многообещающими, как могло показаться со стороны, хотя, он, правда, улыбался.
Делал он это, потому что впереди его ждала желаемая встреча с давним приятелем, который делил с ним некоторые мгновения из прошлого, когда Михаил занимал пост акра «Мили». Конечно, говорить об этом никто из них не будет, не к чему тревожить спокойную гладь омута памяти. К тому же, возвращаться, по правде говоря, к тем временам даже мысленно не очень-то хотелось, там их не ждало ничего приятного. Существовала более животрепещущая тема для разговора. Например, Вивальд Платочкин. Михаила интересовала древняя карта Диких Земель, хранимая в его коллекции, которая к слову тоже взывала к любопытству старожила. Именно за этим он и направлялся в такую пасмурную погоду к скупщику антиквариата, абсолютно не обращая внимания на неприятные, а порой и злые взгляды прохожих, буравящих в затылке и спине сквозные дыры.
Тень чутко спала внутри него, готовая в любой момент явиться, если хозяину будет грозить опасность или он позовет ее, как делал это часто, чтобы скрасить одиночеству, к которому как не старался, так и не привык. Ему постоянно нужна была компания, чем шумливее, тем лучше, - суматоха лучше всего помогала отвлечься от порой неподъемных мыслей, забирающихся в голову. С другой стороны, расслабиться, когда все стояло вверх дном тоже не получалось, но, как известно, трудно избежать пережитков, в бочке меда всегда найдется ложка дегтя.
Ничто не предвещало беду, Глубина и та вела себя спокойнее обычного, что вызывало сомнения, над которыми Михаил предпочел хотя бы раз не задумываться. Внезапно позади него раздался громкий шлепок, он в момент понял, что слух его не обманывает, а когда медленно обернулся, возжелал, чтобы солгали хотя бы глаза. Но нет, сидящая перед ним, в центре лужи девушка не плод его воображения, ибо Михаил был твердо уверен, что мечтал о совсем ином сорте женщин. Первое о чем он подумал: сделать вид, что не заметил ее и продолжить путь, но совесть стояла на страже моральных принципов, которые понаставила капканами в его сознание, поэтому пришлось повернуться всем телом и подойдя к незнакомке, протянуть руку со словами:
- Добро пожаловать в Глубину.

+2

3

Тьма. Она окутывала так бережно, как мать ново родившегося дитя. Все эмоции и чувства утонули в ней, растворились или просто исчезли... Удручающая тишина даже не давила на слух... не было ничего... даже тела...
Неожиданно, резкая боль пронзила чуть ли ни всю спину. Издав едва слышный стон боли, зеленоглазая шатенка с трудом поднялась, облокотившись на локти. Все тело ужасно болело, особенно раскалывалась голова. Пытаясь восстановить дыхание, девушка с трудом, но осознавала, что как минимум сидит в луже. Но резко подняться у шатенки явно не получится, и по этому придется терпеть. Не такого "пробуждения" ожидала девушка. Кажется, еще пару минут назад, она не могла чувствовать ничего, совсем ничего... Но эта боль... она говорит о том что девушка жива... или хотя бы о том что это не сон...
Сон... Шатенку одолевали сомнения что здесь ее быть не должно. Что она была в другом месте, в другой жизни.. но какой? Все размыто. Не видно лиц... не вспомнить имён... лишь силуэты... не ясные и расплывчатые. Это был сон? Та жизнь... Была ли она иллюзией?
Голова раскалывалась, в то время как спина уже болела все меньше. Кажется теперь шатенка сможет подняться... Но что делать дальше?
- Добро пожаловать в Глубину.
Девушка посмотрела на человека, из чьих уст было сказано приветствие. Она еще не могла видеть четкие черты его лица. Глаза еще не привыкли к новой атмосфере, за то девушка смогла увидеть протянутую руку. С трудом поднявшись, шатенка не отпускала поданной руки, боясь что снова упадет. Поморгав несколько раз, шатенка с облегчением осознала что белая пелена с глаз ушла, и уже с уверенностью в своем зрение посмотрела на человека который помог ей подняться.
Мужчина был выше шатенки. У него были довольно широкие плечи. И что явно бросалось в глаза - так это белоснежные волосы. Не седые, как могло бы показаться  в начале, а чистейше белого цвета. Шатенка было подумала что он альбинос, но что то в этом вызывало сомнение. Мужчина был одет в черный костюм, и на руках были такие же черные перчатки.
Девушка посмотрела по сторонам. Улицы, на которых очутилась шатенка, были широкие, но серые... скучно серые... Небо было затянуто тучами, и предвещали не малый дождь. Улицы так же были размыты, и лужа в которую "приземлилась" девушка, тоже оказалась лишь частью дороги. Шатенка почувствовала некое отвращение, осмотрев лужу. Одежда была мокрой и грязной, так же как и небольшая часть волос. Будучи чистоплюем, шатенку передернуло. От чего то личная гигиена для нее в данный момент стала первым делом, нежели информация о том где и как она очутилась. Голова все еще болела, но периодически эта боль уходила на второй план...
Шатенку пронзил прохладный ветер. Девушка слегка задрожала. Как никак, а искупаться в луже в такую погоду, явно не отразится лучшим образом на здоровье. Слегка постукивая зубами, и сжимая крепче посиневшие от холода губы, девушка с некой надеждой посмотрела на человека стоящего рядом. Как бы говоря о своем состоянии лишь взглядом...

Отредактировано Aranell (10-05-2011 12:32:50)

0

4

"И все-таки надо было пройти мимо". Это уже не первый раз, когда он зарекается больше не строить из себя героя. Михаил умел многое, но вот быть по-настоящему равнодушным, безучастным к беде или горю, нареченного одной из забытых им заповедей, «ближнего своего», - никогда. Будь то какая зверушка или любое другое существо, в которое помещена душа: он обязательно поможет, скрипя зубами, сетуя на свое малодушие, выходящее ему боком, приложит не малые усилия, чтобы указать дорогу к совершенно новому смыслу жизни. Потому, когда незнакомая девушка поднялась, но не отпустила его руку, Михаил не разорвал прикосновения, не развернулся и не ушел, недовольно фыркая и укоряя Глубину в ее неожиданном постоянстве касаемо однообразного появления внутри нее, когда голова похожа на пустое мусорное ведро с затерявшимися песчинками, а сознание – ослепительно белый, чистый лист. Он продолжал стоять на месте, где остановился, с ленцой во взгляде рассматривая новоявленную заблудшую овечку, коей девушке придется побыть до проявления Тени, тогда она станет птенцом, которого придется учить летать, дабы пресечь на корню попытку выпасть из гнезда и разбиться о землю. Ведь такое может случиться, если не до конца понимать что собой представляет Тень, что она тоже имеет характер и порой бывает умнее на первом этапе, чем на последующих пяти.
Простенькое, но до падения в лужу весьма привлекательное платьице подчеркивало по воли Глубине не иначе, достоинства худенького, но грациозного девичьего тела. Чуть намеченная выпуклость груди, икры, лодыжки и узенькие гладкие коленки. "Мда, идеал, который я нафантазировал находится за гранями вселенной". Мрачная мысль, такая же, как нависшие тучи над головой, также лишена какого-либо смысла.
Неожиданно, как и все остальные явления и события в Глубине, поднялся ветер, дуя не в одну сторону света, а сразу во все четыре условно установленные. Однако Михаил давно перестал акцентировать внимание на капризах погоды, временами становившейся невыносимой.
- Как твое имя? – Он не сразу заметил, что ее трясет, его угораздило пропустить мимо ее взгляд. Впрочем, мужчина сразу же наверстал упущенное мгновение, когда явственно ощутил чужую дрожь в своей ладони. Ее руки были холодные, даже через перчатки это чувствовалось. Про глаза и речи идти не могло, глядя в них, ему чудилось, что на него смотрит беззащитный щенок.
- Угораздило же Её уронить тебя в лужу. – Причитал Михаил, снимая пиджак, накидывая его на плечи девушки, заботливо укутывая ее в него. – Ну, получше стало? Как себя чувствуешь?
Банальные вопросы, но лучше под ситуацию никакие больше не подходили. Приходилось довольствоваться тем, что есть.

+1

5

- Как твое имя?
От чего то, шатенку очень озадачил этот вопрос.
-Имя? Мое имя? Как меня зовут?... Имя...- в расплывчатой и нечеткой памяти всплыли чьи то лица. Добрые и злые... И все они  звали ее, но как? Шатенка не могла расслышать. Казалось что головная боль заглушает всю важную информацию. Информация, которая когда то была очень важной - теперь забыта...
- Угораздило же Её уронить тебя в лужу... Ну, получше стало? Как себя чувствуешь?
Девушка посмотрела на мужчину, как бы ищя в нем что то знакомое. Что-то что по ее мнению помогло бы вспомнить хотя бы имя.
- С-спасибо... - слегка дрожащим голосом произнесла девушка опустив взгляд...
В данный момент, шатенка ощущала себя очень беспомощной и слабой... Она не знает кто она... не знает где оказалась. Но отчего то уверена что тут ее быть не должно. Решив кое что проверить, девушка приподняла рукав на правой руке. Тщательно осмотрев все от кисти до локтя шатенка немного огорчилась. Кажется тут должна быть какая то важная информация... Или некий намек на нее... Задрав рукав на левой руке, шатенка обнаружила таки искомую информацию. Не далеко от запястья была небольшая расплывчатая надпись...
- ар...ара... ...нэлл... Аранелл.- произнесла девушка. -Аранелл! Это похоже на мое имя?! -  с небольшой тревогой в голосе произнесла девушка, показывая надпись на запястье беловолосому незнакомцу. Сейчас эта единственная ниточка, единственная зацепка хоть как то могла помочь вспомнить о чем то из "той" жизни... Девушка положила одну руку на лоб, и смотря куда то в одну точку тщетно повторяла прочитанное слово... Что оно значило? Зачем она его записала? - Может в сумке есть подсказка?- неожиданно подумала девушка. Но искомого предмета рядом не оказалось. Вещь, которая всегда была рядом - пропала.  А значит, что все напрасно... Шатенка еще раз попыталась вспомнить что было до этого... -Кажется... я сидела... сумка... Она была рядом... и... ааа..моя голова... - звон в голове немного усилился. Теперь девушка держалась за голову уже двумя руками. Когда она перестала думать о "прошлом", звон немного затих. Опустив руки, шатенка почувствовала как замерзает. Пропустив кисти рук в рукава пиджака, девушка сильнее в него куталась.
Но тут о себе дало знать не только замершее тело, но и, как оказалось, пустой желудок. Проурчал он довольно сильно, явно выражая неприязнь отсутствию пищи. Девушка немного смущенно посмотрела на человека стоящего рядом, и улыбнулась. Как бы показывая что с ней все в порядке. Правда от этого ни тело не перестало дрожать, ни желудок не молчал. Тем самым вгоняя девушку в краску.

Отредактировано Aranell (11-05-2011 20:00:36)

0

6

Прямая дорога вела прямо к дому-лавочке торговца антиквариатом, а идти до неё было как минимум метров триста - не меньше. Зато закусочная, откуда веяло запахом свежевыпеченного хлеба и мяса, была лишь в сотни метров от них - до перекрёстка и влево, там совсем чуть-чуть и старый домишко, в котором стоит одинокий, но жизнерадостный мужчина, напевая себе что-то под нос и жаря мясо.
Чейз, тем временем, протирал свои экспонаты на прилавке, ожидая визита старого друга, чтобы последнего заманить к себе в дом на чашечку чая и выжать из него как можно больше информации о его походах, каких-то других интересностях.

0

7

Это странное ощущение дежавю похоже на то, когда, просыпаясь, на протяжении всего дня пытаешься вспомнить сон, интуитивно зная, каким он был: хорошим или плохим. Но не получается, кажется вот она зацепка, но смазанные очертания ускользает сквозь пальцы точно горячий песок Безымянной пустыни, к которой Михаил проникся искренней симпатией. По его мнению, для спокойного житья места лучше было не найти. Чувство повторения в Глубине – заурядное явление, здесь каждому третьему что-то мерещится, чему нет разумного объяснения. В этом мире логики не существовало вообще. Ее законное место заняло безумство мысли, идеи, эмоции и всей жизни вместе взятой. Но можно было ли назвать это жизнью? Михаилу, пробывшему в Глубине больше 10 лет, иногда на ум приходило сравнение, согласно которому все души – муравьи, посаженные в стеклянную коробку с насыпанным в нее песком, таким жалким он себя порой чувствовал. С каждым днем яма, вырытая им, становилась глубже, задумываясь над тем, что его ждет на обратной стороне правды, схожей с вымыслом душевнобольного, он понимал, что занимается бессмысленной тратой времени. Перед ним лежало два пути: бесконечность и жесткое столкновение с толстым стеклянным дном коробки. Ни то ни другое не гарантировали покоя и истины. Это был бег по замкнутому кругу, берущий начало с момента, когда из ниоткуда в переродившемся мозгу появляются первые буквы потерянного в безвременье имени и продолжающийся беспредельно.
Михаил рассеяно наблюдал за осторожными движениями девушки, прикидывая в уме сколько уже длится его опоздание, что, в общем-то, было той еще глупостью, ибо даже время здесь с завидной регулярностью менялось как вздумается. Затем она назвала свое имя, протянув ему под нос запястье. На коже были выведены символы, не имеющие ничего общего с алфавитом, но он без труда их прочел, сложив в имя.
- Значит Аранелл. – Утвердительно кивнув, сказал Михаил, представившись следом. – Меня зовут Михаил, рад знакомству, Аранелл.
На первых порах, решил про себя мужчина, он будет, как можно чаще называть ее по имени, чтобы она привыкла к его звучанию, – он не мог сказать наверняка, настоящим ли было имя, внезапно всплывавшее в голове после пробуждения, оно могло быть мнимым, - и ему побыстрее запомнить.
Ветер не унимался, он машинально схватил развивающий флагом галстук. Неожиданно буйство природы стихло, исчезли все звуки, воцарилась гнетущая тишина, которую спешило нарушить голодное урчание. Михаил, сохраняя молчание, не шелохнувшись, не меняясь в лице, опустил внимательный взгляд на живот Аранелл. Тогда-то под аккомпанемент собственного желудка он вспомнил, что за весь день у него во рту не побывало и хлебной крошки.
По-настоящему собачий нюх уловил запах мяса, желудок громко взвыл, Михаил погладил живот, успокаивая митингующий организм. Но одной нежностью сыт не будешь. Мужчину смутило такое не подчинение и он, потупив взор, испод бровей посмотрел на девушку, страдающую от аналогичной забастовки.
- Здесь не далеко есть лавка... – Желудок не дал договорить, Михаил проглотил слова. Не продолжая, он взял девушку за за запястье и решительно зашагал в сторону, откуда распространялся манящий запах. Через три жалкие минуты они сидели за стойкой, дожидаясь, когда приготовится мясо. Михаил не замечал, что нервно дергает ногой, глаза заворожено смотрели на жарившийся кровавый кусок наполовину готовой животной плоти, а из уголка рта тонкой, неуловимой струйкой стекала слюна. Тиканье наручных часов отдавалось молоточным боем в висках. Не выдержав, он стукнул по деревянной панели.
- Давай сюда, мне плевать, что оно не готово! – Мужичок икнул в ответ, удивленный дерзостью клиента и неуверенно поставил перед путниками тарелки. Михаил, взяв в руки приборы, принялся резать мясо, но выходило паршиво. У него не получалось отрезать даже маленького куска и тогда, отчаявшись, он схватил мясо пальцами и зажав зубами, упорно оттянул от себя. Покосившись на девушку, не выпуская мяса, непонятно пробудил:
- Феш, фефо фишишь.

0

8

Аранелл едва слышно хихикнула, когда фразу Михаила прервал его собственный желудок. Девушке это показалось довольно милым. Взрослый, солидный мужчина, а в такой ситуации выглядит как мальчик... Для шатенки было немного неожиданно его действие, когда тот, схватив ее за запястье повел куда то за собой.
Свободной рукой Аранелл сильнее куталась в пиджак. Только во время этого небольшого пути девушка вспомнила что ее одежда довольно грязная, и ее не порадовал тот факт, что вещь отданная ей для согрева, сильно запачкается.
- Я потом постираю... - пробубнила Аранелл, не уверенная в том что мужчина слышал ее слова.
Сидя за стойкой, шатенка не хотела наблюдать за приготовлением еды, дабы не раздразнить себя еще больше. Осматриваясь по сторонам, Аранелл все же пыталась найти некоторые географические сходства. С чем ей было сравнивать, девушка не знала. Она просто искала что то знакомое в домах, улицах и людях. Последних, кстати, на улице было не так много. Редкие прохожие долго не задерживались на улице, стараясь как можно быстрее покинуть ее просторы. Проследив взгляд некоторых из них, можно было с уверенностью сказать что смотрят они именно на нового, и единственного знакомого Аранелл. Посмотрев на Михаила, девушка заметила что мужчина явно нервничал. Его глаза блестели диким огнем, одна нога нервно дергалась, и если присмотреться, то можно было заметить струйку слюны в уголке рта. Казалось что еще минута, и мужчина гавкнет на человека что готовил мясо...
- Давай сюда, мне плевать, что оно не готово!
В этот момент Аранелл икнула одновременно вместе с поваром. Скорее от неожиданности, чем от испуга. Буквально в то же время перед Аранелл и Михаилом уже стояли тарелки с, почти, прожарившимся мясом. Шатенка даже не обратила на это внимания. Ее слегка захватило зрелище, в котором Михаил  тщетно пытался отрезать небольшой кусочек мяса. Аранелл улыбнулась. Это было интересно, особенно когда, наплевав на этикет, мужчина не сняв перчаток, взял мясо в руки, и начал рвать его зубами...
- Феш, фефо фишишь.
- Ах!... Да, спасибо... - слегка смутившись сказала шатенка, взяв нож и вилку.
Мясо и впрямь тянулась как резина, и просто так его разрезать было не возможно. Но некоторые, более поджаренные,  стороны напротив - резались легко и непринужденно. Даже не смотря на голод, Аранелл все же старалась не есть сырые участки мяса, по этому успешно откладывала их в сторону, если конечно удавалось их разрезать...
- так... что это за место? - смотря в свою, полупустую тарелку, спросила шатенка.

0


Вы здесь » KOMA. » Остановись мгновенье - ты нормально! » Аранелль, Михаил [#1]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC